Новости Посольства

Назад

Ответ Министра иностранных дел России С.В.Лаврова на вопрос о вступлении Черногории в НАТО

Из выступления 6 июня с.г. Министра иностранных дел России С.В.Лаврова в Балтийском федеральном государственном университете им. И.Канта, Калининград.

Вопрос: В свете недавнего вступления Черногории в НАТО изменится ли геополитическая ситуация в Европе? Если да, то каким образом поменяются наши отношения с Черногорией?

С.В.Лавров: Нам уже приходилось высказываться на эту тему в предыдущие дни, накануне принятия формального решения о вступлении Черногории в НАТО. Вопрос был предрешен.

С точки зрения общеевропейской безопасности расширение НАТО на Восток или в любом другом направлении не добавляет позитива. В конце 90-х гг. лидеры государств Европы, США, Канады торжественно провозгласили принцип неделимости безопасности, заявив, что безопасность может быть только общая, только равная и только неделимая, чтобы никто не предпринимал шагов, которые будут ущемлять безопасность других. Это записано на бумаге, в документах саммитов ОБСЕ и в документах встреч Совета Россия–НАТО на высшем уровне. Это предполагает не сохранение военно-политических блоков, а выработку общей правовой базы, которая уравнивала бы всех, кто находится на Евроатлантическом пространстве.

Прием Черногории в НАТО, как и «волны» расширения Альянса, состоявшиеся до этого за последние 15 лет, показывают, что НАТО не хочет общей равной безопасности. Действительно, когда мы предложили заключить договор о европейской безопасности, который закреплял бы в юридической форме гарантии неделимости этой безопасности, они ответили отказом, сказав, что юридические гарантии готовы предоставить только тем, кто вступит в НАТО. Тем самым создавалось искушение у стран, в том числе Центральной и Восточной Европы. Потом уже стали замахиваться на постсоветское пространство. В 2008 г. на саммите НАТО в Бухаресте заявили, что Грузия и Украина будут в Альянсе, в том же году М.Саакашвили, видимо, воспринял все это как поощрение к действию и безнаказанности и стал нападать на свой народ. Южная Осетия была частью Грузии, у них был конфликт, но он регулировался договоренностями по линии ОБСЕ, там были миротворцы. М.Саакашвили «снесло голову» от того, что ему сказали, что он будет в НАТО. Три года назад украинские радикалы тоже решили, что им все дозволено, и организовали государственный переворот. Чем заканчиваются такие бездумные обещания, мы видели.

НАТО давно смотрит на Балканы и хочет вобрать все Балканы в свою структуру. Что касается общеевропейской безопасности, расширения НАТО, включая прием Черногории, то они сохраняют разделительные линии, а не стирают их, как обещали делать. С точки зрения безопасности самого Североатлантического альянса прием Черногории ничего не добавляет, кроме, наверное, того, что теперь и Черногорию нужно защищать, а на самом деле будут просто размещать там дополнительные элементы военной инфраструктуры. Там хорошие бухты – есть, чем поживиться. Повысится ли безопасность Черногории – сомневаюсь. На эту страну никто никогда не собирался и не собирается нападать. В свое время, когда распадалась бывшая Югославия и сохранился только Союз Сербии и Черногории, этот Союз «слепил» Брюссель, заключив документ между Белградом и Подгорицей о том, что на три года они остаются единым союзным государством, а по истечении этого срока каждое из них будет иметь право провести референдум о том, как жить дальше – вместе или порознь. Когда эти три года истекли, Высокий представитель ЕС по международным делам и политике безопасности Х.Солана вдруг всполошился, начав обращаться к нам с просьбой убедить черногорцев не проводить референдум о независимости. Мы спросили, причем здесь Россия. Нам ответили, что они нас слушают, у нас общая история, они помнят, как мы освобождали их от многих войн, турецкого ига, во время Второй мировой войны. Тогда я спросил у него, почему они, подписав этот документ и уговорив взять паузу на три года, пытаются переиграть их собственные правила. Ответа нет. Я спросил, почему они ничего не делали на протяжении этих трех лет. У них была надежда, что за этот срок они откроют путь вступления в ЕС для Сербии и Черногории, но ничего не было сделано. И вот они просить нас убедить черногорцев не идти по пути независимости. Мы отказались, сказав, что это их право. Черногорцы тогда очень благодарили нас, а нынешние руководители оказались не то что неблагодарными, а попали в очень плохую ситуацию. В свое время, достаточно давно, у них были нелады с законом, к ним предъявлялись претензии в том числе уголовного характера со стороны ряда европейских государств. Думаю, что это сыграло, может, не решающую, но свою роль в том, что черногорцы поддались уговорам вступить в НАТО, как сыграло свою роль и то, что они хотят дистанцироваться от Российской Федерации. Почему, мне не известно. Это действительно шаг, который не добавляет безопасности ни всему Евроатлантическому сообществу, ни НАТО, ни Черногории. То, что они решили оправдывать свое движение в НАТО некими кознями со стороны Москвы, вмешательством в их выборы, засылкой каких-то шпионов, разведчиков, вербовкой соответствующих политических деятелей, нечистоплотно. Русофобская кампания, развязанная на фоне движения в НАТО показывает, что Черногория не заботится о каких-то общеевропейских принципах, а хочет «подороже продать» свои антироссийские высказывания. Бог им судья, но мы не можем не обращать на это внимания.

Я слышал, что где-то на 20% меньше россиян стали ездить в Черногорию. Мы просто предупреждаем их, что русофобия зашкаливает. То, что во многих европейских странах бывает такое, что наших сограждан отлавливают и увозят куда-то за океан, это тоже факт, который нужно учитывать.

Повторю, Черногория сейчас небезопасна с этой точки зрения, хотя я очень люблю эту страну, она великолепна по своей природе, там замечательные люди, но нынешние руководители пытаются изменить эти наши отношения.

МИД России